English
 
Актуальные фотографии
 
 

Н. Папкова, В. Кузьмина “ПР-подразделение в государственной организации: структура, особенности функционирования, взаимодействие с профессиональными ПР-агенствами”

“Война и ПР”

(Перевод с испанского языка статьи из журнала “Imagen”, № 56 “La guerra de las RRPP” Перевод статьи - Корнеев Д.В.)

Значение ПР в современном мире

Связи с общественностью приобретают с каждым разом все большее значение в современных войнах, и, в частности, в новой войне против терроризма, эти связи, как никогда раньше, играют решающую роль. Каждая из сторон делает ставки на свою пропаганду войны, начиная от брендинга и до манипулирования словами и информацией. Отдел, занимающийся связями с общественностью, востребован как никогда, и, как никогда, помогает правительствам, фирмам и предприятиям, вносит свою лепту и влияет на общественное мнение.

На останках Башен Близнецов в Нью-Йорке и в Пентагоне еще можно видеть пламя после событий 11 сентября, а эксперты по связям с общественностью Департамента Обороны в Вашингтоне уже обсуждают название военной операции, которую США будут проводить в ответ на атаку террористов.

Сначала этой операции дали название “Бесконечная Операция Правосудия” - звучало сильно, вызывающе, и сам американский президент Джордж Буш назвал публично эту войну как “крестовый поход” против терроризма. Это было как раз то, что заставило арабов почувствовать себя оскорбленными. Кроме того, что это было похоже на объявление священной христианской войны, это входило в противоречие с принципом исламизма: только Бог или Аллах имеет право вершить правосудие. И, наконец, специалисты Вашингтона решили апеллировать к быстрому ребрендингу, вновь окрестив эту войну как “Операция Свободы на все времена”. Это звучит не так категорично, безапелляционно, но сочетается с главной целью ПР в новой войне против терроризма: поддерживать, защищать большее количество исламских стран против террориста Осама бен Ладена и режима талибов в Афганистане. Столько обсуждений вокруг брендинга войны не случайно: правительство США знает, что эта война, как немногие войны до сих пор, или выиграется, или проиграется при помощи средств массовой коммуникаций, средств, которые служат для победы и завоевания умов и сердец американцев, западных союзников, стран Третьего мира и арабских стран с умеренными взглядами.

То, что информация и ее господство над общественным мнением является ключевым пунктом, не ново с периода войн прошлого века. И это подтверждается первой войной XXI века, информация - это ключом всех побед, значение информации никогда уже больше не будет приуменьшено после этой войны.

Важность информации в войнах не возникла из ничего. США лучше всех поняли роль ПР в войне уже во время проведения Первой Мировой войны. Создание Комитетов Общественной информации (CPI) явилось первой попыткой для мобилизации и контролирования американского общественного мнения. Общественное мнение должно было принять, дать свое согласие на присоединение к войне в Европе. Другим предшествующим событием явилось ужасная пропаганда нацизма, проведенная во время Второй Мировой войны для достижения одобрения и согласия масс.

Естественно, американцы научились на своих ошибках в ПР-кампании и во времена Вьетнамской войны в 70-е годы, когда репортажи демонстрировали ужасы с фронта, и общественное мнение США с каждым разом все больше дистанцировалось от конфликта. В войне в Персидском Заливе Вашингтон уже знал: телевидение должно показывать хронику событий, которую хотели бы военные стратеги: суперточные снаряды попадают в цель как во время хирургических операций, а цель - это страшная фигура Саддама Хусейна.

Информационные средства

Как отмечает Lothar Rolke, немецкий профессор кафедры Администрирования и информации Высшей технической школы г. Магунсия, Германия, а также являющийся экспертом кризисного менеджмента и кризисных ситуаций: “Эта война против терроризма является войной информации”.

Он говорит, что, если информация всегда играла важную роль в войнах, то сейчас ситуация несколько отличная. “В этом случае, общественное мнение будет настраиваться, что роль этой войны - убеждения врага. Стратегия нацеливает на самое важное: правда или успех. Это означает, что успех может быть достигнут и оправдан любыми средствами, даже с использованием лжи, так как должна быть достигнута высокая цель, и это будет означать важное изменение в мире информации”, – считает ученый из Германии.

Со своей стороны, ветеран-консультант Dan Edelman, восьмидесятилетний основатель гигантской фирмы информационных систем и ПР “Edelman PR Worldwide”, вспоминает, что во время Второй Мировой войны самым важным фактором информации была правдивость освещения событий Соединенными Штатами Америки. Edelman знает о чем говорит: он сам был во время этой войны офицером по связям с общественностью армии США. Он изучал журналистское дело в Колумбии и работал главным образом на передаче информации радио информации во время войны. Он утверждает: “Мы передавали правду”. “В то время, как немцы информировали, что Лондон был разрушен от бомбардировок, мы рассказывали каково было положение дел на самом деле, какие части города были на самом деле разрушены, а какие нет”, - вспоминает он.

Аргентинцы, которые помнят военную диктатуру и ее печальную попытку манипулировать информацией во время Мальвинской войны против Великобритании в 1982 году, знают о высокой степени правдивости информации, предаваемой BBC для местного вещания. После войны Edelman работал на CBS,а затем стал заниматься связями с общественностью в Нью-Йорке. Он работал ПР-менеджером в косметической компании, которая в дальнейшем стала частью компании Gillette, до тех пор, пока сам не основал 1 октября 1952 года свою собственную консультационную компанию “Edelman Public Relations”, которая сегодня управляется им и его сыном Ричардом. “Я предлагал моим друзьям из Белого Дома, как например, Donald Rumsfeld (секретарю по вопросам обороны США), использовать, так называемую психологическую войну, - говорит он, - которую некоторые также называют пропагандой или рекламой. Афганцы могут слышать по радио наши сообщения. Мы должны говорить, что мы поддерживаем ислам, но вера в Бога не дает право убивать людей. Кампания должна дойти до умов террористов, которые есть во всем мире. Для этого было бы идеально также использовать муллу, как выразителя мнения”.

Edelman мог доказать важность радио передач, как средства информации и убеждения, когда был на фронте во время Второй Мировой войны. “Психологическая война, осуществляемая при помощи радио, была очень эффективной, – вспоминает он, - и, так как мы передавали правду, то народ нам верил. Мы были более правдивыми, чем японское или немецкое радио”. Согласно Edelman, эффективность сообщений, передаваемых по радио, затем была доказана и продемонстрирована при опросах немецких военнопленных. “Несмотря на то, что это было запрещено, мы всегда убеждались, что сообщение доходило до слушателей”.

Для Edelman ключевым моментом войны стало завоевание североамериканской армией Люксембурга и одного из его главных орудий: Радио Люксембурга и его мощного сигнала, передаваемого практически на всю Центральную Европу. Советы Edelman своему другу Rumsfeld, кажется, упали на благодатную почву. По крайней мере, на это указывает гуманитарная помощь, которую США направляют на афганскую территорию, которую ранее бомбардировали. Кроме пакетов с едой, афганцам также доставляются радиоприемники, по которым можно ловить только один канал: тот, который передает сообщения США для арабского мира.

Уроки истории

Вполне очевидно, что эта новая война подразумевает изменения в манере ведения ПР-кампании, так как это случалось на деле и в предыдущих войнах. “В течение и после Первой Мировой войны, – рассказывает Stuart Ewen в своей книге “ПР - Социальная история структуры ПР”, - структура ПР начала изменяться, главным образом, после успеха пропаганды во времена войны, проводимой Общественными Информационными Комитетами. Речь шла об обширном пропагандистском аппарате, мобилизованном американцами в апреле 1917 года, для показа войны, как войны, способной превратить мир в надежное место демократии”.

Новаторское создание Общественных Информационных Комитетов, несмотря на то что правящие круги предсказывали обратное, практически явились важными очагами сопротивления войне. “Рабочий класс и радикальные организации, пацифисты, анархисты и социалисты понимали, что речь идет только о войне богатой кучки людей, о капиталистической войне”, - заявляет Ewen в своей книге.

Когда, наконец, 6 апреля 1917 года президент США Woodrow Wilson присоединился к Европейскому Альянсу и объявил войну Германии, пропагандистская кампания находилась на вершине президентской программы. Так было, когда за неделю до объявления войны Германии, были созданы Общественные Информационные Комитеты, членами которых были представители правительства, и которые возглавлял прогрессивный журналист George Creel. Журналист, кроме того, что он был известным публицистом, он еще входил в состав предвыборной президентской кампании Wilson в 1912 году, и имел прочную репутацию журналиста по расследованию случаев коррупции. Он был очень значительным человеком, так как среди немногих понимал важность общественного мнения в современной политической жизни.

Так как в те времена не существовало ни радио, ни телевидения, то влияние на общественное мнение оказывалось при помощи прессы и через лидеров-ораторов, которые выступали в общественных местах, например в театрах, выражали мнение правительства, приковывали к себе внимание народа, объясняли и говорили, почему США вступают в войну.

В этот период теории информации были очень подвергнуты влиянию идей манипулирования общественным мнением, и, особенно, получившими распространение, идей подъема социальной психологии. Это повлияло на развитие ПР: в 20-е годы большая группа специалистов ПР завладела умами аудитории, просто при помощи манипулирования понятиями. Средства коммуникации и информации явились самыми эффективными средствами для завоевания общественного мнения.

В этой войне XXI века, которая была развязана после ужасных террористических актов 11 сентября, не так выражено антивоенное настроение, как это было в начале прошлого века. На самом деле, согласно проведенным опросам, огромное большинство американцев хотели, чтобы их страна дала решительный опрос терроризму. Во всяком случае, наиболее важным для США было не дистанцироваться от всего арабского мира, а это требовало больших усилий от дипломатии и ПР.

С одной стороны, очень важно для США рассчитывать на поддержку таких сторонников, как Пакистан, Саудовская Аравия или Египет. И, одновременно, эти страны должны уметь продемонстрировать своему народу, что, в действительности, они участвуют в справедливой войне, и что они не способствуют исключительно защите мирового господства американцев.

Для этого планирование времени проведения контратак США являлось основным моментом. Между тем, как в войне дестилетней давности в Персидском Заливе в своих атаках союзники опоздали почти на полгода, на этот раз, не прошло и месяца, как бомбы упали на Афганистан. Таким образом, телевидение избежало прямого смягчения мирового общественного мнения, показывая больше голодных афганских беженцев, чем руины Башен Близнецов.

Продвижение военных операций

Значение ПР во время войны нарастает постепенно. На сегодняшний день выделяется около 2 млн. долларов ежегодно только в США на ПР-кампании, в то время как раньше их совсем не оплачивали. Начиная с первых Общественных Информационных Комитетов во время Первой Мировой войны, множество факторов повлияло на перемены и значительное увеличение роли ПР. На самом деле, войны всегда развивали технику ведения ПР-кампаний, которая затем, в мирные времена, получала дальнейшее развитие, улучшала способность понимать и манипулировать общественным мнением во время войны.

Для информационного сектора никогда не была так ясна власть ПР, как во времена войны в Персидском Заливе: немного раньше, чем США вступили в войну, консультационная компания “Hill & Knowlton” организовала кампанию по ведению ПР для шейхов оккупированного Кувейта. Эта кампания была сокрушительной для Саддама Хусейна и была решающей для операции под названием “Щит Пустыни”, а затем - “Буря в Пустыне”, кампания затронула всю индустрию ПР в США.

Шел 1990 год, и некая медсестра из Кувейта в деталях рассказала комиссии Конгресса США, как иракские солдаты вошли в палаты родильного дома, украли инкубаторы для выхаживания детей, а их самих выбросили на пол без малейшего сострадания. Конгресс и американское общественное мнение были шокированы этим рассказом и уже не сомневались в жестокости иракской оккупации.

Спустя пару лет стало известно, что эта медсестра была принцессой Кувейта, и что история с детьми никогда не была доказана. Вся эта история была вымыслом стратегов компании “Hill & Knowlton”, нанятой эмиром Кувейта.

Этот факт, разоблаченный прессой, возмутил американцев, и это стоило поста директору компании. Только спустя годы, под блестящим руководством Howard Paster компания “Hill & Knowlton”, смогла вернуть себе репутацию одной из самых лучших компаний ПР в мире.

Что осталось: доказательство огромной власти, которую могут иметь ПР, используемые плохо или хорошо. Очень вероятно, как случается во всех войнах, что пройдут многие годы, и мы узнаем о деталях, которые используются в настоящее время в той или иной степени средствами ПР в войне против бен Ладена и талибов.

Другой случай, когда вновь обратились к средствам ПР для формирования общественного мнения в пользу войны, был в 1999 году, во времена конфликта в Косово, в бывшей Югославии. Первая проблема западных стран состояла в формировании общественного мнения в своих странах о необходимости ведения войны. Кроме того, не было международного одобрения войны, подобно тому, какое было достигнуто во времена войны в Персидском Заливе, а также потому, что США не действовали под прикрытием мандата ООН, а действовали по решению НАТО.

Западные стратеги, для того чтобы отчасти нейтрализовать сопротивление общественного мнения, за несколько недель до начала атак начали проводить активную кампанию гуманитарной помощи. План сопровождался многочисленными показами в СМИ страданий беженцев, которым оказывалась помощь безоружными войсками НАТО.

В истории есть много вопиющих случаев, когда ПР играют ключевую роль в решении об объявлении войны. Действительно, “отец ПР” Edward Bernays, настроил общественное мнение США в начале 50-х годов в пользу американской интервенции в Гватемале для свержения левого демократического правительства президента Jacobo Arbenz. Компания “United Fruit” претендовала на возврат своих экспроприированных земель в Гватемале, и было очень трудно убедить американское общественное мнение и получить одобрение на интервенцию, только основываясь на жалобах одной этой компании.

В случае войны США против режима талибов, не было необходимости средствам массовой информации настраивать общественное мнение на ведение войны, войны против жестокости, с которой надо бороться во благо человечества. Образы самолетов, врезающихся в Башни Близнецы в Нью-Йорке, и последующие сцены разрушений в финансовом центре Манхеттена были более чем показательны и убедительны. Хотя для многих иностранных журналистов их американские коллеги не показали достаточно ни крови, ни сцен ужасов. Одна заметка газеты “Clarin” под названием “Много жертв и ни одного трупа” писала о том, что “очередная власть пытается манипулировать поступающей информацией, что существует “неприкрытая цензура” и “прикрытие нереальности”. На самом деле, аргентинские газеты достигли чуда журналистики: на следующий день они уверили, что было ни меньше 10 тысяч погибших. В США благоразумно выждали несколько недель, а затем сообщили о числе жертв: их оказалось менее 5 тысяч. Консультант и академик Federico Rey Lennon, директор Школы Информации Университета Аустраль, говорит, что в этой точке смешиваются понятия. “Терроризм действовал, заведомо зная, что он затрагивает символ власти США, и выбрал сверхчувствительный сценарий для средств коммуникации. Атаковал в точное время и в точное место. Он знал, что было невозможно не рассчитывать на сцены и картины ужасов: Нью-Йорк один из самых важных центров связи планеты. Картины попадания в цель демонстрировались до бесконечности”, - заявляет он.

Для Rey Lennon в такой час жаловаться на отсутствие показа ужасов граничит почти с патологией: “Считают цензурой не показывать вблизи ужас обоженных тел или тех, кто выбрасывался из окон, чтобы не умереть от пламени и не быть раздавленным? Мне кажется, они путают цензуру с достоинством, достоверность с уважением к жертвам и их семьям”. И тот факт, что терроризм талибов выбрал своей мишенью именно эти места – “символы” власти США – финансовый центр мира и военный центр, который считался самым безопасным на планете – ударил по американцам, как никогда и как ни какая другая атака. Другим доказательством того, что террористы умеют найти цель для прямого попадания, являются странные случаи болезни сибирской язвы, которые были обнаружены в США.

Как говорит Dan Edelman: “Это было хуже, намного хуже, чем Перл Харбор. На этот раз, атаковалась собственная территория США, первый раз в истории”. Перл Харбор тоже была американской территорией, но это не одно и тоже. Гавайи – это отдаленный остров, где находились военные, которые были в состоянии возможной войны во времена, когда шла война, объясняет эксперт по ПР.

Немецкий профессор по ПР Lothar Rolke анализирует манеру подачи информации с другой точки зрения. Согласно его теории, что это есть “война информации”, он говорит, что важно всегда продумывать, насколько можно смешивать дезинформацию с правдивой информации. “Картина разрушающихся Башен Близнецов”, – говорил он до того, как США начали атаки на Афганистан, – составляют новую мифологию о том, что эти Башни возродятся, и эта мифология впишется в сознание новых поколений, как первые шаги человека на Луне. В настоящий момент эти образы более сдержаны и не преувеличивают ожиданий, но мы можем вновь встретиться с ними, когда они будут стратегически необходимы для мобилизации общественного мнения против терроризма”. Вопрос образов этой войны, развязанной после событий 11 сентября, также имеют большое значение. До сих пор, почти ничего не показывалось по телевидению во время бомбардировок США афганской территории. Были показаны только малочисленные картинки, предполагаемых “побочных ущербов от бомбардировок в Афганистане”, и больше показывались зеленые экраны, которые напоминали войну компьютерных игр, чем кровь и боль от военных конфликтов.

Вновь, опыт Вьетнама был решающим в час показа сводок новостей. Когда в декабре 1989 года США оккупировали Панаму под предлогом ареста генерала Manuel Noriega за его связи с наркодельцами, был открыт новый способ информировать прессу о войне. Кроме того, что это были военные учения, в которых испытывались телеуправляемые бомбы, оккупация Панамы послужила уроком общения со СМИ в эпоху войны.

Итак, следующий военный конфликт США – война в Персидском Заливе – продемонстрировал полное неприятие образов смерти.

Вскоре, сам президент Буш попросил телеканалы быть сдержанными и благоразумными, и не транслировать передачи с посланиями от Осамы бен Ладена, потому что они могут содержать зашифрованные тексты для террористов. Несколько дней спустя, он обратился с этой же просьбой к газетам и радио США: не публиковать целые тексты речей лидера фундаменталистов, так как тексты могут содержать “секретные послания”, направленные другим террористам.

Записи разыскиваемого террориста-мультимиллионера, посылающего свои послания, первый раз появились на спутниковом арабском канале Аль Джазира. Базируясь в Катаре, и основанный в 1996 году, это единственный канал новостей исламского мира, который имеет свою информационную независимость. Но если средства связи США приняли и согласились ограничить свои показы, это не произошло в других странах западного мира. BBC в Лондоне, например, объявило, что будет продолжать передавать весь материал, связанный с войной в Афганистане, не исключая и материалы, которые приходят от радиостанции Аль Джазиры.

ПР с другой стороны

Фактом того, что американцы должны поддерживать связи с арабским миром, является просьба Государственного Секретаря Colin Powell к Аль Джазире. Powell попытался улучшить образ США в арабском мире, и попросил эмира Катара “снизить тон” агрессивных выступлений канала. Но его инициатива вышла не совсем удачной: так как, интеллектуалы всего арабского мира увидели в этой просьбе сигнал цензуры на главный источник независимых новостей арабского региона.

С кризисом, который случился в районе после трагических событий 11 сентября, Аль Джазира завладела вниманием СМИ планеты, так как начала передавать видео записи, на которых бен Ладен выступал со своими новыми угрозами против США. Даже CNN (лидер новостей во времена войны в Персидском заливе) поверила арабскому каналу.

В связи с огромным интересом, который был проявлен к данному арабскому каналу, ему пришлось искать консультантов по общественным связям. Выбор был сделан в пользу британской Einstein Consulting, специализирующейся на ПР для телевидения. Первоначально каналу требовалась помощь консультантов, чтобы заявить о своем присутствии в эфире. Но, поскольку наблюдалась явная близость канала к Бен Ладену, между компаниями установились серьезные партнерские отношения. В консалтинговой компании на Аль Джазиру работает сильная команда из шести специалистов под непосредственным руководством директора компании по маркетингу, который отчитывается непосредственно перед главой лондонского офиса Аль Джазиры.

Конечно, не только западный мир прибегает к ПР, когда идет речь о военных конфликтах. Например, специализированный журнал по ПР “PRWeek”, опубликовал, что родственники бен Ладена ищут агентство ПР, чтобы начать кампанию, которая их дистанцировала бы от террориста, которого обвиняют все люди западного мира. Согласно публикации, человек с такой же фамилией, как лидер талибов, попросил консультационную компанию “Attention America” в Манхеттане об указании ему услуг.

С одной стороны, правительство Саудовской Аравии в разгар конфликта, будучи союзником США и, в свою очередь, врагом Израиля, начало искать консультанта по ПР и заключила контракт с “Burson–Marsteller”, сегодня принадлежащая к той же группе, что и “Hill & Knowlton”. С другой стороны, бен Ладен также заинтересован в лоббировании своих интересов, являясь членом настоящей саудовской семьи.

В действительности, талибы также продемонстрировали знание законов информации и управления прессой, когда решили атаковать таким ужасным способом символы власти США. Конечно, они знали, что подобные образы будут считаться мифами в истории человечества. И тот факт, что администрация Буша попросила СМИ осторожно передавать полные тексты посланий бен Ладена из-за боязни, что они содержат “скрытые тексты”, также доказывает, что талибы очень хорошо знают, как управлять СМИ.

До 11 сентября режим талибов имел представителя, который выезжал на Запад и давал конференции, объясняя точки зрения своей системы. Речь идет о Sayed Rahmatullah Hashemi, представителе внешних связей талибов, который был последний раз в Вашингтоне в марте 2001 года. Ему было поручено попытаться изменить в этой части света образ режима талибов, который обвиняется западными странами в средневековье, жестокости, архаизме и женоненавистничестве.

“Я не обвиняю американцев, что они ненавидят талибов, потому что, если бы я обладал той единственной информацией о режиме, которая поступает ко мне из западных средств коммуникации, я тоже бы их ненавидел”, - сказал он на одной из конференций в Вашингтоне в марте 2001 года и обвинил Запад в том, что его образ талибов слишком прост, чем этот образ является на самом деле.

Информация в сети

Если баталии афганской войны разворачиваются на информационных полях Интернета, то это значит, что роль Интернета приобретает все большее значение.

В первые часы, когда самолеты врезались в Башни и в здание Пентагона, сеть показала себя наилучшим средством информации. Особенно в Нью-Йорке, где телефонные линии частично вышли из строя, электронная почта была на высоте. Но также уроком стал тот факт, что информационные сайты CNN или BBC оставались в течение нескольких часов полностью блокированы из-за высокого спроса на информацию миллионов членов Интернета.

Для Jack Bergen, президента Совета Фирм ПР в США (речь идет о сети агентств ПР, которая более известна как совет ПР), Интернет стал незаменим, и не только из-за отсутствия телефонов, которые были повреждены в момент воздушной атаки на Манхеттен, но и потому что это было единственное место, где в киберпространстве можно было найти быстро ответы на вопросы, пользуясь корпоративными сайтами.

“Также сеть стала великолепным инструментом поиска для журналистов, которые нуждались в первоначальных сведениях и не могли найти нужную объективную информацию. Сеть, в некоторой степени, явилась каким-то утешением людям, которые находились в виртуальном мире, и старалась разделить с ними их грусть и панику”, - объясняет Jack Bergen.

Но есть другой аспект Интернета, который может быть назван самым мрачным. Этот аспект связан со слухами, которые распространяются по цепочке электронных писем. Среди них следует указать на слух, который демонстрирует, как можно использовать Интернет для мобилизации общественного мнения, и который был рожден в Бразилии. Согласно этому слуху, предаваемые по CNN в то время показы палестинцев, празднующих на улице, были, в действительности, архивным материалом десятилетней давности, то есть войны в Персидском заливе, а не дня посягательства на безопасность США.

Ответ CNN последовал очень быстро, тотчас было выпущено сообщение, опровергающее этот слух. Данные о том, что по электронной почте, в киберпространстве циркулирует эта информация, CNN получила от аргентинского гражданина Gustavo Averbuj, сотрудника Консультационного центра “Ketchum” в Буэнос-Айресе, который как раз в тот момент находился в Атланте на ассамблеи “Ketchum”. В Атланте находится центральное бюро CNN.

Исполнительный аргентинец получил письмо из своей страны и сразу же установил контакт со своим клиентом CNN. Однако, цепочка писем, по которой утверждалось, что CNN пытается грязно дискредитировать палестинцев, не могла ответить читателям тем же самым путем: цепочка писем CNN расценилась бы как “бесплатная реклама – спам”, что является преступлением в киберпространстве. Спамминг допустим, когда источник является анонимным лицом, и, наоборот, достоин осуждения, когда исходит от большой корпорации. Этот факт демонстрирует, что Интернет легко может быть использован для выражения несогласия и отпора на подобные действия. Но как бы то ни было, CNN и “Ketchum” действовали быстро и даже смогли разоблачить “UNICAMP”, бразильский университет, откуда брал начало данный слух. В последствие, агентство “Рейтер” распространило сообщение, подтверждающее, что эти кадры были подготовлены и были сняты в день трагедии на территории Палестины.

Это был случайный эпизод плохо информированного интернетчика? Или часть информационной атаки по Интернету в войне терроризма? “Плохо то, что многие СМИ подняли шум, как если бы это было правдой. И, что более вероятно, что было трудно преодолеть ошибочное восприятие. Безусловно, Интернет имеет некую анонимность, что придает ему безнаказанность”, - говорит Averbuj.

Кроме бесспорно плохого стиля и вкуса у тех, кто готовил эти цепочки писем, также были другие цепочки, название которых не предвещало никакой опасности. Например, электронная почта, распространяемая по компьютерам всего мира и которая якобы была начата ООН с целью распространения просьбы о мире на планете, в действительности, содержала вирус, представляющий опасность для большинства архивов жесткого диска компьютера.

И ко всему этому прибавляется невероятное количество шуток черного юмора, которые циркулируют по электронной почте. Как, например, письмо, которое изображает возможный проект новых Башен Близнецов: с дыркой, чтобы через нее смогли пролетать самолеты. Или тот, который показывает изображение картины Нью-Йорка после победы режима талибов против США, среди них, например, статуя Победы, накрытая чадрой, типичным одеянием, которое обязаны носить женщины талибы. Другая картинка показывает новый небоскреб Манхеттена без Башен Близнецов, а на вершине нового небоскреба находится знак мечети.

Однако сеть, функционировавшая так хорошо во время трагедии 11 сентября, также подвержена риску быть слишком слабой. Так, правительство США уже ввело дежурство по сети и создало Департамент Кибербезопасности. Так как, кроме боязни, существующей в стране бактериологических атак, есть боязнь кибертерроризма, который проявляется в этой войне нового тысячелетия.

Известно, телефон и Интернет являются главными связующими мировой экономики. Эксперты боятся, что хорошо подготовленная команда хакеров сможет парализовать всю систему: не будет функционировать горячая линия скорой помощи 911, не будет возможности контролировать линии воздушных сообщений, и смогут быть выключены линии электропередач, снабжающие энергией.

Будущее ПР в военных конфликтах

Конечно эта война, в большей степени, ведется на поле информации и коммуникаций. Желание найти человека, способного, одновременно, вести военную операцию и контролировать передаваемую информацию, а также растущая роль Интернета – вот факторы, которые указывают на то, что, как говорит немецкий ученый Rolke, эта война информации.

С другой стороны, вся индустрия корпоративных ПР претерпела радикальные изменения после событий 11 сентября. Связи со средствами массовой информации, например, уже не являются прежними. И также, многие фирмы нуждаются в отделе связей с общественностью уже совсем другого типа.

“Со всей очевидностью меняется политический и экономический мир, он становится более уязвим. Очень заметно, что этот террористический акт имел большие экономические и финансовые последствия. Самым наглядным примером явилась потеря миллионных прибылей в сфере воздушных сообщений”, - указывает Rey Lennon. Новыми правилами игры брошен вызов средствам связи и профессионалам. До сих пор, рассматривается степень важности, которую будут иметь ПР в этой войне. В какой степени ПР оставит след в истории, как это случилось в Первой Мировой войне, или во времена войны в Персидском заливе? В гиперинформационном мире, где информация равнозначна власти, ПР еще раз становится частью поля битвы.

 
 
 
Share
 
 
 
или позвоните:
+7(495) 695-34-22
+7(495) 695-34-23
+7(495) 691-64-81
119019 Москва, Никитский бульвар, дом 8/3, стр. 2, 4 этаж E-mail
М Арбатская Карта проезда
Добавить в избранное
viagra effekt brasilien fungerar viagra på tjejer