English
 
Актуальные фотографии
 
 

Губернаторские выборы 2000-2001:старые проблемы и новые тенденции (Аналитический отчет по итогам открытых слушаний 30.01.2001)

Новый PR-консорциум (Международный пресс-клуб, Информационно-аналитическое агентство “Миссия-Л” и Корпорация “Деловая Лига”) и Академия политической науки представляют
 
«Губернаторские выборы 2000-2001:
старые проблемы и новые тенденции».
Аналитический отчет
по итогам открытых слушаний 30 января 2001 года.
 
ПРОБЛЕМА, ПОДХОДЫ, АВТОРЫ
30 января в Центральном Доме журналиста состоялись Открытые Слушания «Губернаторские выборы 2000: старые проблемы и новые тенденции», организованные «Новым PR-консорциумом» (Международным пресс-клубом, информационно-аналитическим агентством «Миссия-Л» и корпорацией «Деловая Лига») и Академией политической науки при поддержке Российской Ассоциации по связям с общественностью (РАСО).
Открытые Слушания, приуроченные к окончанию выборного сезона 2000 года и подведению его итогов, завершили цикл крупных акций профессионального сообщества, сопряженных с теоретико-практическим осмыслением и обоснованием избирательного процесса в России в 1999-2000 гг.
В Открытых Слушаниях приняли участие более 70 человек, среди которых присутствовали теоретики и практики политического рынка: политологи, политические технологи и консультанты, журналисты, представители органов государственной власти федерального и регионального уровней. Эксперты сформировали видение избирательного процесса в России; дали свою оценку региональным кампаниям с учетом прошлого опыта, приобретенных и упущенных возможностей; выявили общие тенденции, закономерности и случайности политико-идеологического развития страны в «послеельциновскую эпоху».
На Слушаниях были заявлены 12 докладов, которые представили: сопредседатель «Нового PR-консорциума», генеральный директор Международного пресс-клуба, вице-президент Академии политической науки, доктор политических наук, профессор ЧУМИКОВ А.Н.; генеральный секретарь РАСО, член исполкома Европейской конфедерации по связям с общественностью (CERP), кандидат исторических наук БЕЛЕНКОВ С.Д.; президент Фонда “Политика”, вице-президент Ассоциации центров политического консультирования, член Политического консультативного совета при Президенте РФ, член Президиума Совета по внешней и оборонной политике, доктор исторических наук НИКОНОВ В.А.; председатель Совета директоров информационно-аналитического агентства «Миссия-Л», кандидат психологических наук КОШЕЛЮК М.Е.; секретарь Центральной избирательной комиссии РФ, заслуженный юрист РФ, кандидат юридических наук ЗАСТРОЖНАЯ О.К.; редактор отдела политики ж. «Коммерсант-Власть» БУЛАВИНОВ И.; доктор исторических наук, проф. кафедры политологии Российской академии государственной службы при Президенте РФ ЗОТОВА З.М.; заместитель генерального директора, руководитель аналитического отдела Международного пресс-клуба БАБЕНКО А.Г.; эксперт фракции КПРФ, советник Г. А. Зюганова, зам. председателя центра исследований политической культуры России, кандидат экономических наук ОБУХОВ С.П.; заместитель генерального секретаря Конгресса муниципальных образований РФ ЧЕРНИКОВ В.А.; действительный Государственный советник РФ 1-го класса, консультант по юридическим вопросам избирательных кампаний АНТИПОВ В.С.; руководитель регионального управления ОПД «Единство» КАПУСТИН А.Ф.
С короткими репликами и комментариями выступили: президент Академии политической науки, заместитель директора Института социально-политических исследований РАН, доктор экономических наук, профессор кафедры политологии Российской академии государственной службы при президенте РФ РОГАЧЕВ С.В.; заведующий кафедрой PR Международного института рекламы, главный редактор журнала «Советник» ЕРЕМИН Б.Л.; заместитель председателя правления Межрегионального» фонда президентских программ ЖАРИХИН В.Л.; ведущий эксперт компании «ИМА-Консалтинг» АССЕН В.; преподаватель факультета прикладной политологи Высшей Школы Экономики, кандидат философских наук ДУБЕЙКОВСКАЯ Я.С.
В Открытых Слушаниях в качестве наблюдателей участвовали представители научного сообщества; ведущих PR-агентств и коммерческих структур; администраций республик Коми и Чувашия, Амурской и Ростовской областей, Красноярского края; политических партий; общественно-политичеких движений и объединений; средств массовой информации: информационных агентств «Интерфакс» и «Итар-тасс», газет «Время МН», «Комсомольская правда», «Мир новостей», «Московская промышленная газета», «Независимая газета», журналов «Советник», «Сообщение», «ПАБ», «Политический маркетинг», бюллетеня «Новости СМИ», изданий «PR-инфо» и «СМИ.ру».; а также ряда других организаций.
Предлагаемый Вашему вниманию аналитический отчет представляет собой обобщенные тематические боки, в которых синтезированы различные, а порой и противоположные мнения участников Открытых Слушаний.
 
ВЫБОРЫ ГЛАВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РФ В 2000 ГОДУ: ОБЩАЯ СТАТИСТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
В 2000 году проводились выборы глав исполнительных органов государственной власти 44 субъектов Российской Федерации.
В 3 субъектах Российской Федерации в январе 2001 года проведено повторное голосование.
В связи с истечением сроков полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации и с учетом прошедшего повторного голосования в 44 регионах избраны главы исполнительных органов государственной власти, s том числе:
в 3 республиках (Республика Марий Эл, Удмуртская Республика, Республика Хакасия).
в 4 краях (Алтайский» Краснодарский, Ставропольский, Хабаровский края),
в 28 областях (Архангельская, Астраханская, Брянская, Владимирская, Волгоградская, Воронежская. Ивановская, Калининградская, Калужская, Камчатская, Кировская, Костромская, Курганская, Курская, Магаданская, Московская, Мурманская, Новосибирская, Пермская, Псковская, Рязанская, Самарская, Саратовская. Сахалинская, Тверская, Ульяновская, Челябинская, Читинская области),
в городе Санкт-Петербурге,
в Еврейской автономной области,
в 7 автономных округах (Агинский Бурятский, Коми-Пермяцкий, Корякский, Усть-Ордынский Бурятский, Ханты-Мансийский, Чукотский. Ямало-Ненецкий автономные округа).
С учетом повторного голосования за год в выборах глав исполнительных органе»» государственной власти субъектов Российской Федерации приняло участие около 31 млн. избирателей, что составляет свыше 50 процентов избирателей, включенных к списки.
Против всех кандидатов в целом проголосовало около 2,3 млн. (или 7 процентов) избирателей.
Большинство действующих глав исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации сохранили свой пост. Избраны новые руководители в 15 регионах (Республика Марий Эл, Краснодарский край. Воронежская, Ивановская, Калининградская, Калужская, Камчатская, Курская, Московская, Новосибирская, Пермская, Ульяновская области, Коми-Пермяцкий, Корякский, Чукотский автономные округа). В Тюменской области, где выборы проводились 14 января 2001 года, также избран новый глава исполнительной власти.
Среди вновь избранных глав исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: 5 депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, 1 вице-губернатор, 2 мэра городов-центров соответствующих субъектов Российской Федерации, 2 руководителя акционерных обществ, 3 военных, 1 депутат законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации. 1 заместитель руководителя региональной Счетной палаты, I первый заместитель полномочного представителя Президента Российской Федерации.
Некоторые количественные показатели избирательных кампаний по выборам глав исполнительной власти в 2000 году:
В избирательные бюллетени было включено 237 кандидатов (60,31 процента) от числа выдвинутых. Максимальное количество кандидатов - 13 (Ставропольский край, Псковская область), минимальное - 2 (Хабаровский край).
37 кандидатов выбыли после регистрации.
Диапазон активности (явки) избирателей составлял от 34 процентов во Владимирской области до 74,99 процента в Саратовской области.
При проведении повторного голосования активность составила от 39,56 процента до 57,39 процента
Наиболее высока легитимность избрания (процент голосов "за" победителя) глав исполнительной власти Ханты-Мансийского (90,8 процента). Чукотского (90,61 процента), Агинского Бурятского (89,34 процента), Ямало-Ненецкого (88,10 процента) автономных округов, Мурманской области (86,71 процента), Астраханской области (81,82 процента).
Ниже других уровень поддержки избирателей отмечен у глав исполнительной власти Псковской области (28,01 процента), Удмуртской Республики (37,84 процента).
Уровень протестного голосования наиболее высок в Саратовской (20,28 процента), Курской (12,26) и Новосибирской (при повторном голосовании - 12,39 процента) областях; наиболее низок (менее 5 процентов) – в Санкт-Петербурге, Самарской и Мурманской областях, Агинском Бурятском автономном округе.
Одной из особенностей законодательства субъектов Российской Федерации о выборах глав исполнительной власти являлось лимитирование минимальной "явки" избирателей:
в 33 субъектах выборы признаются состоявшимися при условии, что в них приняли участив свыше 25 процентов избирателей.
в 4 субъектах (Республика Марий Эл, Республика Хакасия, Астраханская и Курганская области) - 50 процентов,
в 1 субъекте (Костромская область) - 30 процентов.
в 3 субъектах (Хабаровский край, Сахалинская область, г Санкт-Петербург) - нет ограничений.
Возможность повторного голосования предусмотрена в 32 субъектах,
В 12 субъектах глава избирается сразу.
Подавляющее большинство кандидатов были зарегистрированы с представлением подписных листов. Избирательный залог из числа баллотировавшихся внесли 38 кандидатов (13,9 процента) В результате выборов 1 кандидат, внесший избирательный залог, стал главой исполнительной власти (Республика Марий Эл).
Самовыдвижением воспользовались 32 зарегистрированных кандидата. В результате выборов ни один из них не был избран главой исполнительной власти субъекта Российской Федерации.
 
ПРОБЛЕМА СООТВЕТСТВИЯ НОРМАТИВНОЙ БАЗЫ СУБЪЕКТОВ РФ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ: КАК ОНА РЕШАЛАСЬ В РЕГИОНАЛЬНОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ
Правовая база регионального избирательного законодательства включает в себя более 300 законов, Во всех субъектах РФ, кроме Чечни и Дагестана, есть законы о выборах глав исполнительной власти.
Законы субъектов РФ должны соответствовать Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». В случае противоречия норм закона субъекта РФ федеральному закону применяются нормы Федерального закона о гарантиях.
В связи с изменением в федеральном законодательстве (в 99-м году был большой блок изменений) региональное законодательство было в достаточной степени обновлено, кроме таких двух субъектов, как Санкт-Петербург и Самарская область. Они упорно держатся за тот вариант, который был в самые первые годы создания избирательного законодательства в России. И до сих пор не внесли в него необходимых изменений.
В региональном законодательстве о выборах осталось немало несоответствий федеральным стандартам, которые в той или иной мере могут затруднить процесс реализации избирательных прав граждан России. Надо сказать, что нормативная база достаточно прочна и соответствует Федеральному закону, что, конечно, не исключает расхождений разного типа и разного уровня важности, которые так или иначе могут повлиять на сам процесс выборов. Наиболее серьезные нарушения содержатся в законодательстве некоторых национальных республик, прежде всего Татарстана, Ингушетии, где, например, говорится об ограничении пассивного избирательного права.
Так, в законе республики Татарстан «О выборах Президента Республики Татарстан» в редакции от 19 декабря 2000 года предусмотрено, что выборы регулируются только республиканским законодательством, то есть игнорируется федеральное. Это прямо противоречит статье 1 ФЗ «Об основных гарантиях…», согласно которой он имеет прямое действие и применяется на всей территории России. Кроме того, Президентом может быть избран только гражданин Татарстана, т.е. подразумевается исключительное гражданство республики, невзирая на гражданство России, и владеющий государственными языками - русским и татарским, что также нарушает Конституцию Российской Федерации.
Много и других спорных моментов. В частности, Государственную Думу беспокоит вопрос, могут ли участвовать в выборах региональные отделения федеральных партий, федеральных избирательных объединений, потому как в законодательстве Татарстана дана очень обтекаемая формулировка. Более того, в Татарстане довольно интересное построение систем местного самоуправления -- государственные органы спущены до уровня районов, и участковые комиссии формируются государственными органами, в то время как по Федеральному Закону участковые комиссии могут формироваться только органами местного самоуправления.
Центральная избирательная комиссия направила письмо председателю Центральной избирательной комиссии Татарстана с категорическим требованием при проведении выборов соблюдать федеральное законодательство.
Кроме подобных серьезных нарушений есть и другие, менее вызывающие, но тем не менее имеющие место. Например, устанавливается порядок, при котором выборы могут быть бесконечными - Краснодарский край делом отличается и еще несколько субъектов. Это такие хитрые юридические уловки, когда, например, при повторном голосовании, где явка всегда ниже, устанавливается правило, что победитель должен набрать 50 процентов от участников. Обычно этого нигде в законодательстве нет - ни в субъектном, ни в законодательстве Федерации.
А в Краснодарском крае таким образом предполагается продолжение этих выборов. Это положение есть и в законодательстве региона, но в основном там подобным способом борются с выборами в местном самоуправлении, когда выборы в местное самоуправление превращаются в бесконечную карусель, потому что 50 процентов во втором туре набрать чрезвычайно сложно из-за низкой явки.
Нарушается также порядок назначения выборов, формирования избирательных комиссий, когда путем всевозможных уловок не обеспечивается представительство общественных объединений всех, кто имеет право представительствовать в этих избирательных комиссиях. Есть такие странные нормы, как возможность переноса дня голосования, например, во Владимирской области. Вроде не Север, не чрезвычайные обстоятельства, а в законодательстве предусмотрено.
Довольно одиозным до последнего времени был порядок образования избирательных округов в Дагестане, где предусмотрено образование округов, где обязательно должна быть избрана женщина, чтобы обеспечить ее представительство.
Могла ли проблема соответствия нормативной базы субъектов РФ федеральному законодательству быть решена в ходе избирательной кампании? Скорее всего, нет. Во-первых, возникает вопрос: какой государственный орган возьмет на себя решение этого вопроса? В основном избирательном законе, (Федеральный закон об основных гарантиях избирательных прав) этот орган четко не определен.
Центральная избирательная комиссия, которая в силу положения Статей 21 и 22 этого федерального закона представляет собой основной правоприменительный государственный орган, наделяется только правом давать заключение о соответствии региональных законов о выборах федеральному закону. Правом, но не обязанностью. При этом никто не определил, какое правовое значение имеют эти заключения в законе. На какой закон опирается Центральная избирательная комиссия, направляя в Татарстан свое заключение, и как оно будет исполняться, кем? Механизм реализации такого рода заключений в законе не определен.
В сфере избирательного законодательства проблемы порождаются определенной новой тенденцией. Из-за постоянного - что, безусловно, положительно - совершенствования избирательного законодательства законы о выборах органов государственной власти или поправки в них во многих субъектах Российской Федерации принимаются практически накануне избирательных кампаний. Так было в Пскове, так происходило в Тульской области: 3 января закон вступал в силу, а с 11 января начиналась избирательная кампания.
 
Избирательные кампании четко определены по времени. Они очень быстротечны. Поэтому на выявление в законах субъектов Российской Федерации несоответствия федеральному закону об основных гарантиях избирательных прав и принятие мер, в том числе, и прокурорского реагирования в ходе избирательных кампаний, времени практически не хватает.
Но даже оперативное реагирование на выявленные в ходе избирательной кампании несоответствия нормативной базы субъектов Российской Федерации федеральному законодательству лишены правового значения. Поскольку в силу пункта 6 Статьи 1 Федерального закона об основных гарантиях избирательных прав все изменения и дополнения, внесенные в регулирующее проведение выборов в закон, вступает в силу после окончания избирательной кампании.
Конечно, есть еще один вариант. Выявление несоответствия нормативной базы субъектов Российской Федерации федеральному законодательству может быть выявлено и при рассмотрении судом заявлений и жалоб участников избирательного процесса о нарушении их избирательных прав. Но это по жизни происходит крайне редко. И в силу того, что не каждый заявитель в состоянии дать оценку закона субъекта Российской Федерации или отдельных его норм, и в силу особенностей правосудия.
Отсюда следует, что имеющуюся проблему соответствия нормативной базы субъектов Российской Федерации федеральному законодательству необходимо решать не на региональных выборах, а задолго до их проведения.
 
Необходимо также обратить внимание на следующий момент. Сегодня законодатель сам закладывает в закон условия для применения властью, которая еще не сменена, так называемого административного ресурса. И пример здесь подает федеральный законодатель. Это можно проиллюстрировать на примере Федерального закона о выборах Президента Российской Федерации: "Статья 40. Президент Российской Федерации, баллотирующийся на второй срок или председатель правительства Российской Федерации, в соответствии с Конституцией Российской Федерации временно исполняющий обязанности Президента Российской Федерации и являющийся зарегистрированным кандидатом, продолжает выполнять свои полномочия, но не вправе использовать преимущества своего должностного положения."
А что делают в регионе? В регионе поступают таким же образом. В Псковской области не нашли ничего лучше, как записать (Статья 46-ая из Закона о выборах): "Глава администрации области, баллотирующийся на второй срок, продолжает выполнять свои полномочия, но не вправе использовать преимущества своего должностного положения." Вот эта вторая часть, о том, что они не вправе использовать преимущества своего положения, рядовым гражданам, практически неподконтрольна, потому что государственные чиновники и в том, и другом случае - лица охраняемые. Невозможно попасть в резиденцию Президента в Кремль, чтобы проверить, какими ресурсами он пользуется. Нельзя войти запросто к губернатору, чтобы проверить эти обстоятельства.
 
СМИ В ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ: ОПЛОТ ДЕМОКРАТИИ ИЛИ ЖЕРТВА НЕСОВЕРШЕННОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
Задача PR-консультанта в выборной кампании – организовать комплекс общественно-значимых мероприятий, которые должны привлечь внимание к кандидату. Например, открыть реабилитационный центр для инвалидов или запустить работу новой трансляционной вышки в районе, где ничего кроме ОРТ никогда и не смотрели и т.д. Волнуют ли эти события население, затрагивают ли они интересы общества? Да, конечно. Имеют ли данные события право быть опубликованными в региональных СМИ? Да. Что в это время делают СМИ? Молчат. Публиковать новости с участием кандидатов они не могут. Или могут через рекламный отдел. Не затрагивая вопрос о размере выделенного бюджета, обратим внимание на тот факт, что благодаря такой постановке вопроса население в период выборов практически ничего не узнает о событиях, происходящих вокруг.
Еще три года тому назад СМИ могли себе позволить помнить о том, что журналистика - это несколько иное, чем работа рекламного отдела. Сегодня же наблюдается очевидная тенденция – большинство СМИ, с которыми приходится работать - а это издания и в национальных республиках, и в различных областях, районах, городах - в период избирательной кампании поставлены в условия амнезии относительно демократических изменений в обществе.
Стремительно набирающая обороты роль судебной системы в выборной кампании приводит к тому, что каждый редактор защищает себя «звездочкой» или «рамочкой», которой помечает рекламный материал. Обсуждать с редактором газеты в поселке Н-ске несовершенство закона о том, что является предвыборной агитацией, бессмысленно.
Правовая просвещенность редакторов такова, что любое упоминание фамилии кандидата в тексте влечет за собой выписывание счетов. В период выборной кампании СМИ не желают реагировать ни на какие пресс-релизы об окружающей их действительности. О чем газеты пишут? После того, как распределена рекламная площадь, "предоставлены равные права" оставшаяся площадь заполняется материалами – «Полезные советы», «О вкусной и здоровой пище» и т.д. С участием вашего кандидата может быть проведен комплекс экологических мероприятий или он мог получить награду за успешную работу ключевого в районе предприятия, значительно снижающего уровень безработицы, но для того чтобы об этом узнали граждане, вам необходимо будет заплатить деньги в рекламный отдел. И опять, отвлекаясь от размера бюджета, когда ваш материал все-таки вышел в газете или на местном телеканале с пометкой «материал оплачен из избирательного фонда кандидата такого-то» ваша работа как PR-щика сведена к нулю.
В связи со сложившимся положением, т.е. имеющим место законом о проведении предвыборной агитации, приходится констатировать -информационный повод как таковой в период избирательной кампании умер.
Статья 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" определяет как предвыборную агитацию деятельность граждан, которая имеет целью побудить избирателей к участию в выборах, а также к голосованию за тех или иных кандидатов или против них.
СМИ (под СМИ понимается юридическое лицо, никоим образом речь не идет о журналистской позиции) при помощи данного закона решили, с одной стороны, не упустить возможность поправить свои материальные дела, а с другой стороны, - защитить себя данным законом и на каждый новостной материал говорить: "упоминается кандидат - значит материал побуждает голосовать или "за", или "против".
Необходимо также упомянуть еще об одной наметившейся тенденции в работе со СМИ. Это регистрация кандидатами «своей» газеты.
Более прозорливые заказчики регистрируют свои газеты заранее – за год до проведения выборов, менее прозорливые – за несколько дней до начала кампании. Газеты разносятся бесплатно, попадают в каждый почтовый ящик. Это очень важный факт, поскольку при низком жизненном уровне населения, а именно пенсионеров, которые являются той целевой группой, которая в основном дает явку и позволяет считать выборы состоявшимися, люди получают бесплатный источник информации. В газетах публикуются редакционно-аналитические статьи на темы избирательной кампании, проводятся рейтинговые анализы. При необходимости размещения откровенных материалов за «своего» кандидата, редакторы находят возможность не отмечать данный материал как рекламный. При грамотной работе технологов подобная газета может сделать из неизвестного, молодого кандидата реального претендента на пост губернатора.
Как поступают редакторы подобных изданий в отношении закона? Как известно, в кодексе об Административных правонарушениях полагается штраф в несколько минимальных зарплат. И если избирательная комиссия подаст в суд, который вынесет обвинение, то газета вынуждена будет заплатить этот штраф. Но это небольшая плата в борьбе за власть. Судьба таких «однодневок» различна – в случае успешной кампании они работают и дальше, используя полученный опыт в следующих кампаниях; в случае проигрыша о газете остаются приятные воспоминания… Таким образом, есть возможность, и не одна, при желании не обращать внимание на последствия нарушения закона.
 
Существующий закон требует корректировки, и этот закон должен одинаково выполняться всеми. Не должно быть ситуаций, когда маленькая районная газета не имеет права написать материал об участии единственного в районе комбината в международной выставке, а центральная пресса неотступно следует за одним из кандидатов.
Предлагается следующее - определить то, что не относится к предвыборной агитации. Это может быть, например, информация об общественно-значимых действиях, участии в международных мероприятиях, наградах и т.д. И то, что СМИ смогут давать об этом информацию, не будет расцениваться как нарушение закона.
КТО С КЕМ СОСТЯЗАЛСЯ НА ВЫБОРАХ (в двойке-тройке лидеров) Если проанализировать расстановку сил на региональных выборах 2000-2001 гг., то можно выделить 3 основных блока оппонирующих сторон.
Первый блок – это руководители разных ветвей региональной исполнительной власти, то есть губернатор и мэр, губернатор и заместитель полпреда президента, губернатор и председатель правительства.
Глава региональной исполнительной власти состязался с главой региональной законодательной власти; губернатор - с депутатом Госдумы, как правило, выходцем из региона.
Второй блок по степени значимости – состязание представителя региональной власти (губернатора, вице-губернатора) и представителя крупного бизнеса.
И третий блок - это представители региональной власти: губернатор, вице-губернатор и представители силовых структур - ФСБ, армия и флот, причем, человек мог быть как местным, так и "варягом".
Какие тенденции прослеживаются в этой связи?
Первое. Практически полное исчезновение в списке случайных лидеров, не обеспеченных ресурсами кандидатов, что было характерно еще пять лет назад. Эту тенденцию нужно воспринимать как нормальную - она характерна для всех цивилизованных демократических стран.
Второе - расширение представительства силовиков. И эта тенденция не может восприниматься как нормальная - она не характерна для демократических стран и вызывает у них опасения. Тем не менее, говорить о милитаризации как сформировавшейся тенденции рано. Если сравнивать с предыдущими турами выборов, можно увидеть, что в принципе количество людей в погонах, которые шли на выборы в 2000 году, не превышало средний статистический показатель этих людей для предыдущих выборов. Генералы во власти на региональном уровне - это далеко не новость 2000 года. Был Громов, был Аушев, был Лебедь, был Руцкой, был Семенов. Один вылетел - три добавились.
Однако, несмотря на то, что генералы активно шли и раньше как в депутаты, так и в губернаторы, существует одно серьезное отличие нынешней кампании от прошлых. Раньше генералы практически все шли в губернаторы под оппозиционными лозунгами, в основном это были обиженные генералы, незаслуженно уволенные в глазах общественного мнения, однако популярные и пользующиеся доверием, как опять же считалось, в армии и среди населения.
Нынешние генералы, собственно, все три победивших генерала - Шаманов, Кулаков и Егоров - шли как представители партии власти. Они поддерживались Кремлем, они пользовались всемерной поддержкой федеральных структур как в центре, так и на местах.
Пример оказался заразительным для других людей, вышедших из милитаризованных структур.
КТО ПОДДЕРЖИВАЛ ЛИДЕРОВ ВЫБОРНОЙ ГОНКИ Вопрос о поддержке лидеров различными политическими силами и неполитизированными структурами на региональных выборах 2000-2001 гг. трактуется достаточно неоднозначно.
Формально, как и раньше, поддержку оказывали политические партии и движения, власть и оппозиция, различные ветви бизнеса. Фактически произошло усложнение сочетаний групп поддержки. Например: в Калужской области вице-губернатора, который победил на выборах, поддерживали и КПРФ, и "Единство", и "Газпром". В Ульяновской области генерала Шаманова, который также победил на выборах, поддерживали и "Единство", и КПРФ. В Краснодарском крае депутат Госдумы от КПРФ Ткачев, который победил на выборах и стал губернатором, поддерживался и КПРФ, и "Единством", и аграриями. В Псковской области бывший ЛДПРовец, а затем лидер "Единства" губернатор Михайлов, тоже победил на выборах, а поддерживался он и "Единством", и ЛДПР.
В этой связи прослеживаются следующие тенденции.
Прежде всего, усиливающаяся деидеологизация процесса предвыборной борьбы. Никто не шел под красными знаменами, никто не заявлял о себе как о сторонниках светлого коммунистического или демократического будущего, хотя нельзя не отметить, что те же выборы в тех же регионах в 1996 году происходили под флагом ожесточенной борьбы сил демократии и коммунизма.
В те времена, четыре года назад, буквально каждую неделю в ведущих СМИ появлялся счет, в чью пользу прошел очередной этап этих выборов. И избиратели были как будто наблюдателями некой большой игры, и участники этой игры были очевидные, понятные, было ясно, между кем и кем идет соревнование. С одной стороны, это команда Президента, с другой стороны - это команда оппозиции, КПРФ.
Если посмотреть на освещение выборов сегодня, то описывать их как некое идеолого-политическое соревнование уже не представляется возможным.
Можно также констатировать, что накал страстей в основном переместился на региональный уровень, и эти выборы во многом стоит рассматривать как бои местного масштаба.
Тем не менее, некоторые эксперты убеждены, что деидеологизацию предвыборных кампаний 2000-2001 гг. преждевременно называть тенденцией, поскольку политическая структура российского общества в конце прошлого года начала претерпевать довольно серьезные изменения, которые пока не закончены. В какую сторону они пойдут, будет зависеть как от политики федерального центра и Президента, так и от изменений социально-экономической обстановки в стране. Сегодня до сих пор непонятно, кто кого поддерживает, на кого опирается Президент. При этом, если две основные политические силы на федеральном уровне – КПРФ и «Единство» – открыто декларируют с небольшими оговорками свою поддержку Президенту, это естественно накладывает отпечаток на региональный уровень.
Но это еще не означает, что подобная ситуация сохранится до следующих президентских выборов или следующих губернаторских выборов, поскольку тут выявилась целая совокупность факторов, таких как «эффект новизны» нового Президента, благоприятная экономическая конъюнктура и т.д.
Образовавшаяся сегодня некоторая политическая пауза до следующих парламентских, президентских и серии губернаторских выборов как раз и должна в значительной степени способствовать завершению процесса структурирования общества. и этот период – ближайшие три года – будет крайне интересным именно в плане получения ответов на многие их оставшихся открытыми вопросов.
Следующая тенденция – так называемая департизация, или утрата КПРФ места в реальной оппозиции, увеличение числа ситуативных альянсов между КПРФ и властью в лице "Единства" и непосредственно президентских и иных госструктур.
И, наконец, усиление толерантности бизнеса к любым политическим силам, которые способствуют продвижению его интересов, и наоборот. Эту тенденцию условно можно назвать олигархизацией выборов, но тенденция эта неоднозначная, можно даже сказать, спорная. Абрамович на Чукотке и Хлопонин на Таймыре – это две разные истории.
Абрамович – это, скорее, история комсомольца-добровольца, который, с одной стороны, получает комсомольскую путевку, чтобы освоить непаханую целину, с другой стороны, удовлетворяет какие-то свои личностные амбиции, не имея в виду непосредственные бизнес-интересы. Совершенно очевидно, что бизнес-интересы Абрамовича не лежат в Чукотском автономном округе - они совершенно в другом месте.
Что касается Хлопонина, здесь другой случай, который может развиться в серьезную тенденцию. То есть руководитель крупного предприятия, которое расположено на определенной территории, где не установлены стопроцентно доверительные отношения с местной властью, сам берет эту местную власть, хотя известно, что Норильский комбинат административно не относится к Таймыру, но также известно, что бюджет Таймыра на 90% формируется "Норильским никелем". Таким образом, здесь идет очевидное соединение экономической и политической власти в регионах. И как раз эта тенденция может развиться.
УЧАСТИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЦЕНТРА В ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ Играет ли роль центр в предвыборной борьбе? Действительно, центр оказывал свое влияние. Но интересно не просто констатировать данный факт, а исследовать проявления данного влияния, существующие в нескольких вариантах.
В шести регионах вопрос о смене главы субъекта Российской Федерации был решен до выборов. В результате пять глав субъектов РФ отказались баллотироваться на следующий срок: это Калужская область - Сударенков, Краснодарский край - Кондратенко, Ивановская область - Тихомиров, Камчатская область - Бирюков и Чукотский автономный округ - Назаров. Еще в одном случае кандидатура действующего губернатора была сняла областным избиркомом накануне голосования - это Курская область, Руцкой.
При этом, как минимум, в двух-трех из названных регионов действующий губернатор гарантированно побеждал бы в случае участия в избирательной кампании.
Решение вопроса со снятием кандидатуры до выборов может трактоваться как наиболее конкретное выражение мер, принятых администрацией президента РФ в направлении коллегиального избирательного процесса. Впервые был создан показательный прецедент отстранения действующего губернатора от участия в выборах. Если говорить об устранении, или «отстреле» губернаторов, то можно насчитать как минимум 10 способов отстранения действующих глав администраций субъектов РФ от власти – от убеждения не выставлять свою кандидатуру на выборах до объявления результатов выборов недействительными уже после того, как они состоялись (но это уже крайний вариант, который на выборах 2000 года не применялся, хотя в ходе кампании 1996 года такой прецедент существовал – в регионе было назначено переголосование).
Можно предположить, что попытки отстранения от власти предпринимались и в отношении других регионов, но некоторые губернаторы оказали им сопротивление, и тогда центр выразил явную или неявную поддержку оппоненту. Наиболее показателен пример в Калининградской области, где победил, соответственно, Егоров - адмирал, и в Ульяновской области, где победил Шаманов - генерал.
Декларированная центром поддержка так называемых стабильных губернаторов почти не имела практического значения. Отсюда в одном случае такая поддержка заявлялась, чтобы показать, что центр решает вопросы: как сказано - так и сделано; в другом случае заявлялась нейтральность - показать, что центр демократичен. Поддержка центра в условиях неявного лидерства имела большее значение, однако результат жестко не прогнозировался, поэтому чаще всего центр делал обтекаемые, а иногда весьма противоречивые заявления.
Общее резюме. Констатации типа «центр все держит под контролем» не имеют под собой реальной почвы. Центр не в силах контролировать все процессы, а в ряде случаев не обладает достаточно мобильной информацией о том, что нужно контролировать и какая кандидатура может оказаться более предпочтительной. К тому же первоначально жесткие стремления зачастую уравновешиваются действием многочисленных лоббистских механизмов.
 
Роль Федерального центра в региональной избирательной кампании можно рассматривать и с других позиций. «Невидимая рука Кремля» проявила себя и в других качествах, а не только как высшая инстанция, имеющая право вершить судьбы губернаторов.
Многие эксперты отмечают, например, сильный прокремлевский тренд. Фактор Путина играл на этих выборах исключительную роль. Если на всех предыдущих выборах кандидаты, как правило, старались дистанцироваться от Кремля, говорить, что они не имеют никакого отношения к Б. Ельцину и всеми фибрами души противиться его политике, то на сей раз ситуация была абсолютно обратная. Популярность Путина приводила к тому, что практически все кандидаты и от партии власти, и не от партии власти позиционировали себя как кандидаты Кремля и как кандидаты, поддерживаемые президентом. Отсюда феномен огромного количества детей лейтенанта Шмидта.
Кампания была отмечена огромным количеством кандидатов, которые доказывали всеми возможными средствами, что именно они являются избранниками верховной власти.
 
Нельзя не отметить еще одно проявление участия федерального Центра в губернаторской кампании, ставшее особенностью нынешних выборов – появление нового игрока на предвыборном поле. Это представители Президента РФ в семи федеральных округах.
Было достаточно интересно наблюдать, как они реализовывали свою электоральную функцию, тем более, что их участие в избирательном процессе определялось рядом направлений.
Во-первых, представители Президента играли немалую роль в определении того круга кандидатов, который в конечном счете был представлен в Кремле как круг приемлемых для Кремля губернаторов.
Во-вторых, из аппарата представителей Президента можно рекрутировать кандидатов, что и делалось на выборах 2000-2001 гг. Это были Суржиков в Курске, Собянин, заместитель представителя Президента в Уральском федеральном округе, победивший на выборах в Тюменской области.
В-третьих, оказание влияния на выборы через силовые структуры, и здесь воздействие представителей Президента было наибольшим. Во многом именно через полпредов доводилось мнение Москвы о том, как должны голосовать люди в погонах, и, конечно, через силовые структуры в принципе можно создать и создавались довольно серьезные проблемы для целого ряда кандидатов как с помощью определенного компромата, так и до посадки некоторых членов команды.
В-четвертых, хотя на этот счет нет достоверных данных, можно предположить воздействие представителей Президента на судебные власти.
И, наконец, в-пятых, представители Президента могут выступать в роли регуляторов, по крайней мере, части финансовых потоков, которые поступают на выборы, и ясно, что сейчас у представителей все больше и больше рычагов воздействия на местные олигархические структуры и на условия деятельности на местах крупных российских компаний.
Таким образом, роль полномочных представителей Президента на выборах 2000-2001 гг. в целом можно оценить как достаточно сильную.
 
 
РОЛЬ PR-ТЕХНОЛОГИЙ В РЕГИОНАЛЬНЫХ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КАМПАНИЯХ 2000-2001 ГГ. Роль избирательных технологий, политического PR, безусловно, продолжает усиливаться. Точно так же, как невозможно сегодня скакнуть в губернаторы с должности мелкого чиновника или мелкого предпринимателя, депутата сельского совета или младшего офицера, точно так же нельзя сегодня стать губернатором или другим выборным лицом местного уровня без поддержки профессиональной команды технологов.
Другое дело, какие технологии были востребованы. Многие отмечают, что выборы были очень грязные, применялись новые «грязные технологии». Но, анализируя то, что происходило в регионах, можно констатировать, что никаких новых «грязных технологий» изобретено не было, и в принципе губернаторские выборы прошли более чисто, чем кампания по выборам в Государственную Думу 1999 года.
Если подойти к этому вопросу более детально, то следует отметить резкое снижение эффективности технологий, которые укладываются в идеологемы: «черный PR» и «административный ресурс». К примеру, в Читинской области исследования показали нежелание избирателей воспринимать компрометирующую тактику, которую применяли технологи команды депутата Госдумы Войтенко. Результат - победа губернатора Гениатулина.
Пермская область. В центральных и региональных СМИ появились статьи, где «поливались грязью» губернатор Игумнов и мэр Трутнев. А заслуги депутата Госдумы Анохина, кандидата в губернаторы, напротив, воспевались. Выяснилось, что под некоторыми статьями стояли подписи журналистов, которые на самом деле их не писали. Результат - победа мэра Трутнева.
Брянская область. Здесь использовалась известная технология двойников под действующего губернатора Лодкина и директора Брянской птицефабрики Денина с целью растащить голоса. Результат - победа Лодкина.
Тюменская область. Больше всех «поливался грязью» кандидат в губернаторы Собянин. Результат - победа Собянина.
Камчатская область. Здесь по числу публикаций в СМИ доминировали вице-губернатор Синченко и депутат Госдумы Дорогин. Результат - победил лидер местной организации КПРФ Машковцев.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: сегодня и завтра, на следующих выборах нужны, во-первых, тонкие цивилизованные технологии избирательной борьбы, а не грубые, топорные. Во-вторых, необходим творческий и приемлемый для избирателей процесс производства и адекватное предоставление информации, - а не валовой административный подход.
В третьих, здесь необходимо затронуть этический аспект проблемы, направленный на совершенствование, очищение политико-технологического процесса, его избавление от несвойственных и вредящих проявлений. Это путь некой корпоративной саморегламентации избирательных технологов, так называемый адвокатский путь. Адвокат борется, как правило, с клиентом другой стороны, но он никогда не борется с адвокатом другой стороны. Они - коллеги. Они завтра могут поменяться местами, они завтра могут защищать вместе одного клиента, а послезавтра вместе против него выступать. Это технологи, это люди, которые выполняют определенную, нужную обществу технологическую функцию. Они - профессионалы. И поэтому, когда перед выборами в Госдуму принималась хартия «Консультанты за честные выборы», почти 100 участников избирательного процесса подписались под одним тезисом о том, что они будут бороться с кем угодно, но только не с коллегами по цеху политконсультантов. Я борюсь конкретно с кандидатом "икс", а не с его командой. Я объясняю избирателям преимущества и недостатки данного кандидата, а не преимущества и недостатки тех, кто работает у него в штабе.
Преследование же обратных целей опасно и для самого цеха, и для результатов кампании. Многие люди, которые работали в штабах кандидатов на должность губернатора, признавались, что, когда штаб кандидата начинает, грубо говоря, зацикливаться на штабе оппонента, это очень сильно дезориентирует коллектив - они перестают смотреть за кандидатом, они перестают видеть main stream избирательной кампании. Main stream в избирательной кампании становится дискредитация штаба главного оппонента. Это переводит кампанию уже в другую плоскость, и вот тут начинаются непрогнозируемые результаты, потому что избиратель оказывается вне этого процесса. Борются между собой два штаба, им уже не до избирателей, им уже не до аудитории, они работают как бы в жанре парного конферанса, когда два конферансье очень увлекаются своими скетчами, а публика начинает скучать и думать о буфете и рассказывать свои собственные анекдоты.
СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ РЕГИОНАЛЬНОЙ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ: КАК РЕШАЛАСЬ ПРОБЛЕМА СОЦИАЛЬНОЙ АГРЕССИИ Нынешняя губернаторская кампания интересна тем, что в ней в достаточно слабой степени была представлена социальная агрессия. Что же произошло с феноменом социальной агрессии? Отвечая на этот вопрос, можно привести в качестве аргументов три любопытных симптома, которые были выявлены с помощью различных исследований.
Первый момент обнаружился чуть больше года назад - перед выборами в Государственную Думу. На вопрос "Как вы рассматриваете перспективы развития ситуации?" большинство отвечало, что ничего хорошего ждать не приходится. Но когда задавался вопрос "С какими чувствами вы собираетесь идти на выборы?", большинство избирателей говорили о том, что идут с надеждой.
При этом итоги аналогичных исследований четырехлетней давности констатировали, что ведущим чувством, с которым люди шли на выборы, была тревога. И кроме того, именно те, кто испытывали чувство надежды, стали, по сути дела, самой активной частью избирателей.
Анализ состава различных групп, поддерживающих ту или иную фигуру, показывал, что практически в каждом случае, вне зависимости от того, под какими флагами шел человек, условием успеха для него становилось то, что он подтягивал под себя эту достаточно значительную часть людей, которые испытывали надежду на будущее.
 
Второй момент. Недавно был проведен небольшой экспертный опрос на предмет того, как представители различных социальных групп оценивают изменение настроения людей за последнее время. И результаты говорят о том, что настроение изменилось: люди стали спокойнее, стали относиться к жизни более уверенно, - и связывают это с тем, что появились свободные деньги, что начал вновь возрождаться средний класс, и опять появилась стабилизационная группа.
Здесь нельзя не упомянуть о ситуации экономического подъема, в которой проходили нынешние выборы. Соответственно, появление стабилизационной социальной группы и относительно стабильная экономическая ситуация стали одними из тех факторов, которые обеспечили выбор тех или иных кандидатов.
Но этого мало. Та часть избирателей, которая испытывала протестные чувства, все равно никуда не делась, может быть, она стала меньше, но с ней все равно что-то надо было делать, потому как элементарные расчеты показывают, что победа с 50, 60, 70 процентами голосов без помощи этой протестной группы была бы невозможной.
И здесь необходимо остановиться на симптоме, который также был получен в результате качественного исследования. Анализируя формирование лозунгов кандидатов, проверяя реакцию людей на различные ключевые слова в разных регионах, исследователи обнаружили, что одним из находящих наибольший отклик слов оказалось слово "порядок". И фактически во многих лозунгах, во многих программах именно "порядок" стал тем ключевым словом, вокруг которого строилась кампания.
Таким образом, можно говорить о том, что эта череда губернаторских выборов прошла под знаком порядка. Но здесь мы сталкиваемся с любопытным парадоксом. Если задать вопрос: "Что вы вкладываете в это понятие?", то нетрудно обнаружить, что это понятие весьма и весьма расплывчато. По сути дела, с помощью некоего абсолютно неструктурированного понятия происходит сегодня структурирование ожидания.
И по сути дела именно это оказалось тем основным механизмом, который обеспечивал связывание социальной агрессии.
В психологии существует масса технологий, приемов, которые переходят в избирательные технологии. Это, во-первых, перевод агрессии на другой объект, что достаточно активно использовалось в предыдущих выборах, когда стрелки переводились на центр, создавался образ внешнего врага: рука Москвы и проч. На нынешних выборах это не было ведущей темой. Во-вторых, это блокирование агрессии с помощью страха, когда кампания строится на убеждении и внушении, что если мы не сделаем тот или иной выбор, то будет еще хуже. Опять же в нынешней ситуации это не было определяющей тенденцией.
Проблема связывания социальной агрессии как одна из ведущих в данной избирательной кампании решалась другим способом. Решалась с помощью создания некоего мифа, потому что в данном случае порядок выступает как некий миф. И именно эта мифологизация, появление нового общезначимого мифа является одним из важных моментов в нынешней ситуации. По сути дела, за этим мифом, если попробовать продолжить цепочку дальше, стоит перспектива, зародыш формирования новой национальной идеи.
И именно управление социальными процессами с помощью подобного рода мифов является одним из таких серьезных ноу-хау, серьезных новоприобретений политического PR на этих кампаниях.
 
Если эту тенденцию принимать, то из нее следует следующий парадоксальный вывод. С одной стороны, положительный момент - формирование мифа связывания социальной агрессии в конечном счете является признаком стабилизации ситуации в стране.
С другой стороны, агрессия является мощным источником развития. И в этом смысле, итог выборов можно сформулировать следующим образом: губернаторские выборы прошли под знаком надежды на стабильность и угрозы стагнации.
КПРФ И «ЕДИНСТВО»: СОЮЗНИКИ ИЛИ ОППОНЕНТЫ Региональные выборы 2000 г. проходили в совершенно иной обстановке, нежели в 1996 г.: в стране сложилась новая общественно-политическая ситуация. Действительно, по сравнению с 1996 годом не было такой бескомпромиссной лобовой конфронтации, которая находила свое проявление в слоганах типа «Банду Ельцина – под суд!» и проч.
Нынешняя власть и нынешняя система ценностей, которая принята властью, во многом исповедует те ценности, которые предлагала обществу Компартия Российской Федерации, Народно-патриотический Союз - то есть концепция государственного патриотизма сейчас стала доминирующей морально-политической тенденцией в обществе. Отсюда и все разговоры о деидеологизации - зачем нам бороться самим с собой, если мы предлагали обществу эти идеи, общество их востребовало, власть их в определенной степени, по крайней мере, декларирует.
Что касается противостояния и конфронтации. Во время последней встречи руководства КПРФ (10 членов президиума) с Путиным последний сам заявил, что в ходе прошедших региональных кампаний сражались только две политические силы -- партия власти, в большинстве случаев это было "Единство, и КПРФ. Безусловно, такого жесткого антагонизма, как в 1996 году, не было. Но тем не менее, он присутствовал во многих регионах.
Практически можно сказать, что на сегодняшний день в обществе существуют две реальные политические силы, которые оказывают значительной влияние на выборный процесс, - это КПРФ и «Единство». Разница только в том, что у одних больше опыта, у других меньше. Все же остальные интересы местных элит концентрировались вокруг этих двух сил.
Следует отметить, что действительно, в некоторых случаях КПРФ и "Единство" поддерживали одних и тех же кандидатов. Проведение административной реформы Президента Путина, изменившийся порядок формирования Совета Федерации, отказ ряда глав регионов от борьбы за переизбрание, борьба между фракциями федеральной правящей элиты, связывание финансовыми группами и раскол местных партий власти – эти факторы предопределили во многих регионах благоприятные условия для продвижения партиями своих кандидатов. Если обратиться к цифрам, то можно привести следующие данные. В 19 регионах кандидаты, поддержанные КПРФ и "Единством", выступали как оппоненты. В 12 победили кандидаты, поддержанные КПРФ, в 5 - "Единством", в 2 - другими партиями (в соответствии с той политической оценкой, которую давали тому или иному кандидату в ходе предвыборной кампании). Еще в 12 регионах у КПРФ и "Единства" были общие кандидаты. Например, «Единство» поддержало членов КПРФ в Алтайском и Краснодарском краях и Владимирской области, а также традиционно поддерживаемых КПРФ кандидатов - в Калужской, Кировской, Челябинской, Мурманской областях.
Таким образом, можно сделать вывод, что оппонирование между КПРФ и "Единством" на региональных выборах 2000 года было довольно сильным, а удельный вес совместной поддержки составил не более 40 процентов.
ИТОГИ ГУБЕРНАТОРСКИХ ВЫБОРОВ ГЛАЗАМИ КПРФ В ходе прошедших региональных выборов КПРФ приходилось решать несколько типов задач.
Во-первых, нейтралитет или отказ от выдвижения своего кандидата. Действительно, лидерский потенциал КПРФ в некоторых регионах был очень незначительный, и соответственно в Архангельской, Пермской областях, Корякском, Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком округах не было выдвижения кандидатов от КПРФ, но и не было прямого оппонирования – существовал благожелательный нейтралитет к победившим губернаторам.
Во-вторых, жесткое оппонирование ко всем кандидатам. Такую позицию Компартия заняла в Астраханской и Саратовской областях.
В-третьих, оппонирование действующим кандидатам-главам исполнительной власти в составе коалиции. В Самарской, Сахалинской, Ульяновской областях, Коми-Пермяцком и Чукотском автономных округах КПРФ выступала в поддержку тех или иных кандидатов, которые боролись против сильных претендентов, но, как показал опыт, кроме Ульяновской области, где оказывалась поддержка генералу Шаманову, нигде не преуспела. В какой-то мере из-за слабости партийных структур и неразвитости лидерского потенциала в этих регионах.
В-четвертых, оппонирование действующим главам исполнительной власти с выдвижением собственных кандидатов от КПРФ. Это Камчатская, Калининградская, Курская и Псковская области. И здесь, на волне протестных настроений, у КПРФ получился неплохой результат и на Камчатке, и в Курской области.
В пятых, поддержка действующих глав исполнительной власти - партнеров КПРФ, программы которых соответствовали взглядам партии. С ними были соответствующие предвыборные договоренности - это Удмуртия, ряд автономных округов, Мурманская, Магаданская и Читинская области.
И, наконец, в-шестых, традиционные сторонники, союзники, в том числе и члены КПРФ - это Алтайский, Краснодарский, Ставропольский края, Брянская, Владимирская, Волгоградская, Воронежская, Калужская, Кировская, Костромская, Курганская, Рязанская, Челябинская области.
В целом из 41 кампании в 2000 году кандидаты, поддержанные КПРФ и НПСР, победили в 26 регионах. Впервые в 2000 году (и почему-то многие этого не замечают, но для нас это не так важно) удалось провести на губернаторские посты не просто крепких хозяйственников, а первых секретарей региональных комитетов партии - Машковцева в Камчаткой области, Михайлова в Курской, Тихонова в Ивановской области. Впервые мэрами столиц субъектов федерации также стали секретари партийных комитетов – в Петропавловске-Камчатском, Черкесске, Краснодаре.
Таким образом, если ранее КПРФ выдвигала на посты глав регионов авторитетных местных хозяйственников, поддерживала губернаторов, то кадровый потенциал партии за последние годы стал развит настолько, что руководители региональных партийных организаций вполне в состоянии бороться за посты глав регионов.
Следует отметить, что успешно решена и проблема переизбрания «красных» губернаторов, которых КПРФ открыто поддерживала в 1996 году, в том числе из так называемого «черного списка». Это Максюта (Волгоградская область), Лодкин (Брянская область), Черногоров (Ставропольский край), Суриков (Алтай), Виноградов (Владимирская область), Любимов (Рязанская), Богомолов (Курганская), Шершунов (Костромская), Сергиенко (Кировская), Сумин (Челябинская). Удалось сохранить преемственность и в Краснодарском крае, и в Калужской области.
В целом, если прибегнуть к статистике, то правильно разграничить понятия «поддержка» и «выдвижение». В 2000 году в 12 регионах из 41 – что составляет 29% - победили кандидаты, непосредственно выдвинутые КПРФ. В 14 регионах - это кандидаты, поддержанные КПРФ, НПСР и в том числе другими партиями. Против победивших кандидатов в шести регионах КПРФ не вела агитационной работы, заявив о своем нейтралитете.
Такое позиционирование присутствует в нынешнем губернаторском корпусе Компартии, и оно позволяет надеяться на сотрудничество в Совете Федерации и продвигать конкретные социально-политические инициативы КПРФ в регионах.
В целом результат 2000 года оценивается экспертами КПРФ как наиболее благоприятный. Если в 1995 году победу одержали только два поддержанных КПРФ кандидата, в 1996 - 22, то в 2000 году - 26 - это наибольший результат за все участие КПРФ в предвыборных кампаниях.
УЧАСТИЕ «ЕДИНСТВА» В РЕГИОНАЛЬНЫХ ВЫБОРАХ 2000 Г. Особенность участия партии «Единство» в выборах – относительно небольшой опыт: 1999 год -- выборы в Госдуму, 2000 год -- выборы Президента и с сентября - практическое участие в региональных выборах губернаторов, законодательных органов власти и мэров крупных городов. Кроме того, в течение 99-го года шел процесс преобразования движения в партию и активное создание региональных организаций на местах с целью создать боеспособную организацию и тот актив, который бы помогал партии, в том числе и на выборах.
Оценивать же сегодня результаты прошедших выборов, говорить о недостатках или целях, которые не были достигнуты, не представляется целесообразным. Неудачи – это внутренняя беда «Единства». Связана она либо с необоснованным и неаргументированным принятием решения о поддержке той или иной кандидатуры или с внутрипартийными разногласиями, когда региональная организация занимала одну позицию, федеральный центр - другую, либо это была просто поддержка, а не выдвижение как таковое. Безусловно, эти факторы и сказались на том, что не везде достигались поставленные цели.
На выборах 2000 –2001 гг. «Единство» официально поддержало 26 кандидатур на пост губернатора – таково было решение Президиума Политсовета. Это решение было озвучено.
Кроме того, кандидат, который баллотировался на пост губернатора от «Единства», делал это открыто, не выступая как независимый кандидат и при незримой поддержке "Единства".
Еще одна особенность подхода «Единства» к выборам – комплексность. Партия не отделяет выборы главы администрации субъекта Федерации от выборов в законодательные органы субъекта Федерации и глав администраций городов, центров субъекта Федерации, поскольку в региональных избирательных кампаниях все уровни исполнительной и законодательной власти взаимосвязаны.
Немаловажным для избирательного процесса является и тот факт, что с 23 марта «Единство» получает право выдвигать собственных кандидатов. В этом случае ситуация и наличие партии "Единство" как политического субъекта в избирательных технологиях на российской политической арене изменится. Это совершенно новый качественный уровень и статус, к обретению которого партия на сегодняшний день готова. И те 12 губернаторских выборов, которые ожидаются в 2001 г., те 35 регионов России, где пройдут выборы в законодательные органы власти, и те более 20 городов, центров субъектов Федерации, безусловно, останутся приоритетными задачами «Единства».
ИНФОРМАЦИОННОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОЙ КАМПАНИИ: МОДУЛЬНЫЕ PR-ТЕХНОЛОГИИ ПРОТИВ «ЧЕРНОГО PR» Опыт работы Международного пресс-клуба в региональных избирательных кампаниях
Во многих аналитических обзорах говорится, что осенне-зимний избирательный марафон прошел скучно и серо. Имеется в виду, что не было мордобоя и разгула «черных» информационных технологий. На самом деле, каждый регион, каждая республика, каждый край нашей страны - это совершенно уникальное образование, населенное живыми людьми, которые живут в той данности и реальности.
Основной проблемой многих регионов является недостаточная информационная обеспеченность и отсутствие элементарных технических возможностей доведения информации до конечного пользователя.
В Псковской области, например, не во всякой районной газете есть факс. Поэтому об интернет-сайтах там речь не идет вообще.
И в этих условиях Международный пресс-клуб постарался использовать те информационные технологии, которыми оперирует здесь, на столичных площадках, а также в крупных регионах при организации информационного сопровождения избирательного процесса в регионах.
МПК осуществил, и достаточно успешно, организацию пресс-центра "Выборы-99" во время кампании по выборам депутатов Государственной Думы. Так зародилась идея попробовать применить этот опыт в живых регионах. И совершенно не случайно, что в избирательной кампании "Выборы-2000" для экспериментов были взяты Камчатка и Псковская область - крайне восточный и крайне западный регионы нашей страны. И там были применены основные принципы организации и структурирования информационного пространства, отработанные на Пресс-центре «Выборы-99».
Во-первых, что такое пресс-центр? Это, прежде всего, неформальное и некоммерческое объединение независимых средств массовой информации, общественных структур и объединений граждан для того, чтобы втянуть в избирательный процесс, в организацию избирательного процесса как можно более широкие слои населения, партии, движения, некоммерческие и неправительственные объединения.
При организации пресс-центра были поставлены следующие задачи.
С точки зрения аудитории это должна быть, прежде всего, площадка, на которой могут выступать и члены региональной избирательной комиссии, и каждый из кандидатов, независимо от той позиции, которую он занимает.
С точки зрения организации общественного мнения, это должна быть аудитория, в которой граждане, избиратели, неформальные объединения, неправительственные организации могут собираться в формате "круглого стола", конференции, съезда для обсуждения насущных проблем данного региона.
И это должна быть аудитория, из которой представители этих же движений, этих групп могут донести свое мнение, свою точку зрения, свои наказы тем кандидатам в депутаты, кандидатам в главы администрации, кандидатам на пост главы республики и т.д., которые собираются этот пост занять.
 
Как информационный инструмент пресс-центр - это средство для донесения объективной информации до широких слоев населения, а также инструмент защиты чистоты выборов, их демократичности и независимости.
В какой степени это удалось? Не все получилось, но в основном все те идеи, которые были вложены в организацию пресс-центров, сработали. Элемент универсальности в организации этих пресс-центров доказал свою жизненность.
Особое внимание уделялось следующим моментам: разработке и организации информационных поводов, актуальных для данного региона; работе в режиме информационного агентства, т.е. изготовлению собственной информационной продукции и ее распространению; подготовке и проведению поездок журналистов в организации и районы; проведению мероприятий с участием деятелей политики, культуры, науки, общественности данного региона; организации пресс-конференций, "круглых столов", презентаций, приемов; обеспечению средств массовой информации и общественных организаций необходимой информацией и материалами о работе пресс-центра.
В регионах, помимо сложностей с организацией передачи информации, со средствами связи, также не менее большие сложности с бюджетами. Районные газеты и средства массовой информации бедны, и поэтому им оказывалась помощь в организации поездок по районам, в организации встреч с избирателями и бизнесменами, с кандидатами.
Необходимо подчеркнуть, что созданная таким образом структура, пресс-центр, работает только при ведении так называемой чистой игры, при применении чистой информационной технологии, потому что малейшая фальшь сразу оттолкнет, если не всех, то значительную часть электората от пресс-центра. Поэтому «черные» технологии и по самой своей сути неприемлемы для организации работы пресс-центра.
На практике был опробован и модуль «пресс-тур», т.е. организация поездки журналистов центральных СМИ в регионы. И это была чистая информация, не «чернуха», не заказная информация, потому что журналисты приглашались в эти поездки, они приезжали в регионы, посещали объекты, встречались с избирателями. Они свободно проживали и передвигались в этом пространстве и собирали ту информацию, которую считали нужной. И никогда пресс-центр им не диктовал, что они должны написать. Поэтому информация не всегда выходила лицеприятная для кандидатов, не всегда приемлемая для власть предержащих. Но это была информация, реально отражающая ситуацию в регионе, которую, конечно, в дальнейшем те или иные кандидаты использовали в своей избирательной кампании.
У пресс-центра есть также положительный опыт объединения кандидатов, враждующих между собой в информационном плане, в программах, в своих действиях, в борьбе против черных информационных технологий. Например, в Псковской области пресс-центр смог организовать и провести пресс-конференцию, которая называлась "Ложь и клевета - последнее оружие негодяев. Недостойные средства предвыборной борьбы". На эту пресс-конференцию собрались 7 кандидатов, враждующих между собой, из 13 зарегистрированных. И причем, выступали они в защиту двух враждующих между собой кандидатов. И важно здесь именно то, что на региональном уровне люди доброй воли способны и в состоянии объединяться для решения каких-то общечеловеческих проблем и задач.
Проанализировав опыт работы Международного пресс-клуба в нескольких регионах, можно сделать вывод, что вышеназванные принципы носят универсальный характер, и организация пресс-центров в дальнейшем, допустим "Выборы 2001 года", может в значительной степени структурировать информационное пространство и содействовать развитию демократии и обеспечению прозрачности выборов.
 
 
 
Share
 
 
 
или позвоните:
+7(495) 695-34-22
+7(495) 695-34-23
+7(495) 691-64-81
119019 Москва, Никитский бульвар, дом 8/3, стр. 2, 4 этаж E-mail
М Арбатская Карта проезда
Добавить в избранное
biverkningar av viagra generisk viagra wikipedia